Блог

Смотреть
Главная » 2017 » Октябрь » 5 » СОБАНЬСКАЯ (Сабанская) Каролина (1795-1885).
12.30.44
СОБАНЬСКАЯ (Сабанская) Каролина (1795-1885).
Польско-российская Мата Хари, интриганка, шпионка, авантюристка, злодейка, лицедейка – так ее теперь обычно называют, на том основании, что она по существу была агентом графа И. О. Витта (1781-1840), начальника военных поселений в Новороссии и организатора политического сыска, с которым состояла в гражданском браке. Говорят о том, что Собаньская «курировала» членов тайных обществ, лиц, заподозренных в политической неблагонадежности, в том числе, своих соплеменников. Среди ее подопечных надоедливо упоминают Пушкина, Мицкевича, Рылеева и проч. Сюжет этот настолько обглодан, что не представляет для меня ровно никакого интереса. Пользуясь поводом, хочу ознакомить читателей с неизвестной или малоизвестной информацией, касающейся одесских адресов Каролины Адамовны, ее родственного окружения и т. п.
Если приглядеться к написанным в последние годы буквально под копирку текстам о Собаньской, легко видеть, сколь ограничен круг используемых первоисточников, привязанных преимущественно к проработанным в ключе заидеологизированного литературоведения темам о декабристах, Пушкине, Мицкевиче. Фактически же мы имеем очень мало реального материала о жизненном пути Каролины Адамовны – лакуна за лакуной, особенно в окрестностях самых интересных для нас дат. Что известно, к примеру, о ее маршрутах и быте в 1816-1822 годах? Есть лишь информация о знакомстве с Пушкиным в Киеве 2 февраля 1821 года. Как это понимать: она там жила или же, подобно поэту, находилась проездом? Неясно. Собственно говоря, и в следующие годы далеко не все так понятно. Общеизвестно, что Собаньская периодически жила в Одессе, в том числе, в 1823-1824 годах, однако хронологические границы размыты.
Полагаю, пребывание Каролины в Одессе с начала 1820-х обусловлено несколькими причинами. Прежде всего, тут с первого десятилетия существования города формировалась очень мощная польская колония экспортеров сельскохозяйственной продукции из Подолья: Аркусевичи, Багинские, Бернацкие, Браницкие, Боржевские, Бржезовские, Грохольские, Дзиконские, Држевецкие, Жарковские, Завацкие, Загурские, Калиновские, Квасневские, Кожинские, Козловские, Костецкие, Липковские, Макаревичи, Маргоцкие, Мощинские, Островские, Пашковские, Подольские, Познянские, Потоцкие, Прот-Потоцкие, Пышиньские, Сарнецкие, Сокольские, Урбановские, Хоменковские, Чаповские, Чарторыйские, Шимановские, Шолайские, Яворские, Янковские и другие.
Этот далеко не полный перечень сам по себе красноречив: не надо думать, будто польский олимп ограничивался Ржевусскими и Собаньскими. Скажем, один из Островских получил место под застройку еще при первичной раздаче мест, в 1794-м, другой - в 1802-м, Грохольский, а равно «Польская компания» (Држевецкий и Липковский) – в 1804-м, обустройство шляхтичей продолжалось с нарастающим итогом в 1810-1820-х. Они построили в юном городе немало красивых грандиозных зданий, в основном хлебных магазинов, тяготеющих к Карантинной балке, близ одноименной гавани. По этой причине одна из здешних улиц относительно рано получила название Польской.
На Карантинной улице располагался, например, большой барский дом и магазины Чарторыйского – родственника Каролины по отцу, на Канатной – колоссальный магазин Александра Матвеевича Собаньского, родственника первого мужа Каролины, Иеронима Собаньского. Александр был причастен к польскому мятежу 1831 года, и его одесскую недвижимость конфисковали, предполагали переоборудовать магазин для размещения Ришельевского лицея, но затем передали в военное ведомство. Дом со службами графа Грохольского примыкал к Военной балке, ведущей в Практическую гавань. Собаньская могла бывать в Одессе и до рубежа 1820-х, однако надежное пристанище получила после того, как тетка ее отца, графиня Констанция Ржевусская, построила один из двух лучших тогда домов в самом центре города.
Констанция Станиславовна Ржевусская, урожденная Любомирская (мать ее – урожденная Чарторыйская), статс-дама императрицы австрийской, была супругой полного коронного гетмана Северина Ржевусского (1743-1811), выдающегося польского политического и военного деятеля. Графиня часто и подолгу жила в Вене, Париже, навещала другие европейские столицы, о ней отзываются как о даме невероятно умной, образованной, с хорошим вкусом и эксклюзивными причудами. После кончины супруга ей принадлежали грандиозные земельные угодья и недвижимость в Галиции, на Волыни и в Подолии, в том числе Староконстантинов (ныне Хмельницкая область).
Ржевусская привыкла широко мыслить и масштабно оперировать, не считаясь с расходами, вкладывала огромные суммы в обустройство своих имений по европейским образцам. Жемчужинами среди них были Староконстантинов, где расточительная Констанция устроила поистине царский прием императору Александру I (1818), и Саврань. К началу 1820-х ее долги составили чуть ли не два с половиной миллиона рублей, что принудило ее обратиться за помощью к тому же императору. Свои дни некогда блистательная Ржевусская закончила в бедности, однако в интересующее нас время была еще на плаву.
Из архивных документов видно, что имение «Ключ Савранский Подольской губернии, в Балтском повете состоящий, а вместе с оным и два места в Одессе, состоящие на военном форштате», «на коих был маленький ветхий дом и магазин», ее покойный супруг приобрел у графа Петра Салтыкова, который, в свою очередь, получил Саврань в январе 1799 года. Что касается одесской недвижимости, она изначально принадлежала хорошо известному в ранней истории города херсонскому купцу 1-й гильдии (у него был и гражданский чин VIII класса) питейному откупщику Ивану (Жану) Дофине. В 1799-м Дофине ушел из жизни, и его собственность частично поступила в казну, а частично была продана с публичного торга за казенные долги. «Маленький ветхий дом и магазин» имели, тем не менее, мемориальное значение: в доме проходили первые заседания одесского муниципалитета, а в магазине, когда им уже владел граф Ржевусский, функционировал первый Городской (временный) театр (1805-1808).
Здесь вынужден уточнить свою прежнюю публикацию об истории этого временного театра. В одном из архивных документов ошибочно указано, будто Ржевусским сказанный дом и магазин достались по купле в 1814 году. Потому я и сделал вывод: следовательно, эти строения в 1800-х еще принадлежали казне, и театр помещался в казенных сооружениях. Однако я оплошал, поскольку не догадался проверить дату смерти Северина Ржевусского. А тот, как оказалось, скончался в Вене в 1811-м. Разумеется, покойник уж никак не мог совершить сделку с недвижимостью. Вероятно, дату 1814-й из архивного документа (тут явная описка!) надо интерпретировать как 1804-й, и тогда станет понятно, почему некоторые первоисточники сообщают о размещении временного театра в хлебном магазине Ржевусских. Как бы то ни было, причастность Констанции Ржевусской к устройству первого Городского театра симптоматична.
К середине 1810-х эти архаические постройки обветшали, заинтересованность в них у города отпала, и Строительный комитет настойчиво требовал у Ржевусской разобрать их и построить что-нибудь более пристойное. Однако Констанция не торопилась, ибо ей хватало забот по улучшению и украшению поместий, и только под угрозой потери выгодных одесских участков построила очень хороший плановый дом в два с половиной этажа на углу Ришельевской и Греческой улиц.
План здания утвержден в Комитете 22 июня 1816 года, но строительство затянулось до начала 1820-го, в феврале было освидетельствовано архитектором Джованни Фраполли. После таковой экспертизы поверенный графини, одесский купец 1-й гильдии Иван Вальб, крупный строительный подрядчик, а немного позднее владелец дома на Приморском бульваре, получил владельческие документы. Ветхий магазин, к слову, так и остался нетронутым, и был разобран лишь много лет спустя, в 1837-м, когда графская недвижимость пошла с молотка за долги.
Воистину, так проходит мирская слава. Но к этому полному афронту Ржевусская пришла позднее, а в 1820-х прекрасный доходный дом очень хорошо послужил и ей, и ее внучатым племянницам, Каролине и Эвелине (Ганской, Бальзак). То есть с 1820-го и на протяжении ряда лет они могли располагать обширными апартаментами во втором этаже одного из лучших одесских зданий. В 1823-1824 годах оно было оценено в 100.000 рублей и давало 6.000 дохода. Дороже оценен лишь один-единственный дом - графини Браницкой.
Возможность вольготного, без издержек, проживания в Одессе (хорошее жилье было не только дорогим, но и дефицитным), крепкая аристократическая польская община, родственные связи, все более возрастающее административное, коммерческое, культурное и курортное значение города, перспектива удачно устроить личную жизнь, несомненно, привлекали сюда Собаньскую. Дом Констанции Ржевусской - один из одесских адресов Пушкина. Здесь у Каролины бывали: графиня Воронцова, граф Пален, граф Северин Потоцкий, супруг ее младшей сестры И. С. Ризнич и многие другие известные фигуры. Нечего и говорить о графе Витте; после того, как он сошелся с Собаньской, ее материальное положение, конечно, серьезно упрочилось.
Надо уточнить неформальную близость Каролины к домовладелице: Собаньская с малых лет воспитывалась и образовывалась в доме Констанции Ржевусской (Вигель ошибочно называет ее Розалией), в Вене. Получила превосходную светскую выучку в «первом в Европу по уму, любезности и просвещению его посетителей» тетушкином салоне, стремилась ей подражать, и таким образом поверяла и строила свою дальнейшую линию поведения.
Пребывание Каролины Собаньской в Одессе, что немаловажно, отмечено и сделкой в Одесском коммерческом суде: 16 июня 1822 года титулярный советник Владимир Николаевич Телесницкий (о нем и его родне я подробно рассказал в «Энциклопедии забытых одесситов») продал «помещице Каролине Адамовой дочери Собанской, урожденной графине Ржевуцкой», свой хутор на Молдаванской Слободке. Площадь оного составляла пять десятин и 1.100 квадратных сажен. Хутор благоустроен: обзаведен хорошим садом, обнесен каменною стеною, здесь построен дом со службами и проч. Покупательница уплатила за все про все относительно скромную сумму - 3.000 рублей государственными ассигнациями. Таким образом, Каролина по-настоящему укоренилась в Одессе еще за год до перемещения в город Пушкина, имела возможность проводить межсезонье в центре, а теплое время – на лоне природы, устраивая пикники, и вовсе ни от кого не завися. Полагаю, изложенные «краеведческие данные» что-то прибавляют в понимании монтирования Собаньской в одесский контекст.
                                         Олег Губарь
Категория: История Одессы. Люди, дома, улицы. | Просмотров: 6 | Добавил: Admin | Теги: история., одесса, личности, улицы, дома, люди
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Подпишитесь на наши новости по e-Mail:

FeedBurner

< < < <Одесса от А до Я